Новые статьи О проекте Карта сайта Контакты
 
CRM-технологии
Автоматизация
АФХД
Бизнес-планирование
Бюджетирование
Маркетинг
Стоимость компании
Стратегический менеджмент
Управление качеством
Управление персоналом
Управление продажами
Управление проектами
ОСТАЛЬНЫЕ ТЕМАТИКИ
5 лучших в категории
  1. Тотальное управление качеством в российских компаниях (209)

  2. Бизнес-процессы и изменение организации (180)

  3. Анатомия организаций с точки зрения физиологии. (165)

  4. БИЗНЕС — ВОЙНА, ПАРТНЕРСТВО ИЛИ... (161)

  5. Лидерство как механизм постоянного обеспечения конкурентоспособности. (152)


Управление 3000 » Управление качеством » Идеи и мнения » Покупайте отечественное и вы погубите российского производителя!

Покупайте отечественное и вы погубите российского производителя!

Версия для печати | Просмотров: 139

Можно помочь тому, кто испытывает
временные трудности, но не тому, кто постоянно
выступает в роли неполноценного. Нельзя
извне придать человеку ответственность за самого себя.

Антонио Менегетти

Призывы покупать отечественное, которые то и дело звучат с телеэкрана и страниц газет, ориентированы на увеличение спроса на товары российского производства. За призывами стоят вполне благородные цели. Это уменьшение импортозависимости, увеличение оборота и прибыли отечественных предприятий, повышение зарплаты рабочих, увеличение налоговых отчислений. В конце концов, сильная отечественная промышленность – это основа обороноспособности и независимости государства в целом.

В последнее время к призывам добавились конкретные действия. Повышение пошлин на подержанные иномарки – один из примеров действий «по поддержке отечественного производителя». Примеров такого рода помощи, когда закрываются границы и создаются иные барьеры перед импортом, достаточно. На мой взгляд, это опасная тенденция, которая приводит к тому, что все больше и больше производителей, прикидываясь немощными, начинают откровенно просить, чтобы им помогли. При первом приближении помочь «своему, родному» кажется благородным, патриотичным, правильным делом. Действительно, у кого не заболит душа при виде отечественного автомобиля? Так и хочется подать милостыню несчастному заводу, который никак не научиться делать транспортные средства.

Но если разобраться, поддержка «слабого производителя», который никак не хочет учиться жить и работать в рыночных условиях, ведет только к одному – к окончательной гибели отечественной промышленности в недалеком будущем.

***

В начале 90-х годов государство, открыв рынок и отпустив цены, поставило отечественные предприятия на грань выживания. Большинство из них было совершенно не готово к тому, чтобы противостоять натиску импорта, мгновенно хлынувшего в страну, замученную годами дефицита. Масса российских товаров, за которыми стояли километровые очереди, в миг потеряла былую привлекательность по сравнению с аналогичными зарубежными марками. Люди, которые никогда в своей жизни не видели качественных, красивых вещей, ринулись за импортом, позабыв остатки социалистической сознательности.

У отечественных производителей тогда просто не было времени перестроиться. При закрытом рынке в СССР не было смысла производить что-то, нужное потребителю. Государственные стандарты не менялись десятилетиями. Качественным считалось все, что соответствует этим стандартам. Поскольку альтернативы не было, государство в лице Госплана само решало, сколько товаров нужно гражданам, какого они должны быть размера, цвета и запаха. Не хочешь – не бери. Существовал рынок производителя, причем в самой жесткой форме.

Многим потребителям (у которых были хоть какие-то деньги) очень понравилось, когда в начале 90-х годов рынок изменился и у них появился выбор. В конце концов, какая разница, где произведен товар – в Тамбове или на Таити. Главное – что им можно было пользоваться. Фирмы, которые и раньше торговали с капиталистическими странами, а также которые (чудом) возглавлялись умными директорами, выжили и стали развиваться. Пошли в гору многочисленные новые компании, основанные молодыми практичными предпринимателями начала 90-х годов. Теперь многие их них отмечают десятилетие успешной деятельности.

Но множеству больших предприятий, военных заводов не повезло. Госплан замолчал, потребители начали уходить, объем продаж – падать с каждым днем. Директора понимали, что дело плохо, но выправить ситуацию не могли. Не хватало знаний, опыта, времени и денег. Даже само слово «менеджмент» было незнакомо большинству руководителей. Некогда могучие заводы начали умирать, как когда-то погибали мамонты.

Сильное падение производства продолжалось до тех пор, пока в августе 1998 года не наступил кризис. Тогда весь импорт резко подорожал в 3–4 раза. Это сильно уменьшило привлекательность зарубежных товаров. Многим иностранным фирмам пришлось и вовсе закрыть бизнес в России. Почти все отечественные предприятия, уже подумывавшие о скором «отходе в мир иной», сразу получили огромное ценовое преимущество.

Кто-то мудрый, понимая, что долго такая ситуация не продлиться, воспользовался благоприятной возможностью: модернизировал производство, обучил рабочих и менеджмент, провел несколько удачных рекламных кампаний, разработал и вывел на рынок новые товары. Не теряя времени зря, он построил мощный бизнес, который теперь может дать фору целому ряду иностранцев. Но большинство не были настолько мудры и так и «провалялись на печи», пожиная плоды временного искусственного благополучия. Теперь именно они просят «поддержки».

***

С августа 1998 года прошло уже более четырех лет. Почти все конкурентные преимущества, возникшие в момент кризиса, сошли на нет. Курс рубля стабилизировался. Цены отечественных и импортных товаров почти выровнялись. Самое главное преимущество – низкая цена рабочей силы при внимательном рассмотрении оказалось кажущимся. Малая производительность труда уже давно с лихвой компенсирует нищенскую по мировым масштабам зарплату. На одном же дешевом сырье далеко не уедешь. А тут еще и приход в Россию ВТО, которые многие по ошибке называют «вступлением в ВТО».

И вот тут, перед приходом ВТО, когда конкуренция между отечественными и иностранными предприятиями должна разгореться не на шутку, начинаются возгласы про «защиту отечественного производителя». Шумиху поднимают во многом те, кто не сумел измениться с момента кризиса, не захотел модернизировать производство и управление. Некоторые из таких предприятий до сих пор пытаются продавать морально устаревшие товары времен детства наших родителей или ждут, когда же государство будет вновь способно платить за так называемые секретные «военные разработки», ржавеющие на складах.

Рынок изменился и больше не потребляет большинство из того, что было популярным во времена СССР. Людям нужны простые качественные автомобили, квартиры, самолеты и обувь, станки и инструменты. А ничего этого отечественная промышленность за редким исключением до сих пор не производит. Квартиры даже в современных домах сдаются с кривыми окнами и щелями в стенах. Про автомобили и так все ясно. Самолеты, еще недавно внушавшие гордость, не вызывают былого восторга вследствие высокого расхода топлива, повышенной шумности, невыгодных финансовых условий поставки. Обувь, сделанная на многих очень известных российских предприятиях, по-прежнему разваливается, не прослужив и недели.

***

Так нужно ли поддерживать производителей, которые не понимают, что рынок радикально изменился, и они живут теперь в совершенно ином мире? В мире, где больше ценятся пылесосы, а не боеголовки. В мире, где товар, произведенный сегодня, становиться антиквариатом завтра. В мире, где потребитель – король, а производители, чтобы выжить, должны не просто следовать за его пожеланиями, а пытаться предугадать, предвосхитить его будущие потребности и повысить таким образом ценность товара.

У предприятий, которые сейчас просят о помощи, было целых четыре года относительного спокойствия. За это время небольшие компании могли серьезно измениться, а большие — хотя бы начать преобразования, осознать важность и необходимость улучшения качества, признать, что в этой области они еще очень далеки от совершенства. Однако в основном все ограничилось пустыми разговорами и банальной покупкой сертификатов ИСО-9000.

До сих пор почти никто из директоров и власть имущих не признает во всеуслышанье существование проблемы качества, включая представителей государства. «Ошибки в маркетинговой политике», «неразвитая дилерская сеть», «недостатки кадрового обеспечения», «низкий уровень инвестиций», «высокие налоги», — именно такие слова обычно звучат в качестве объяснения упадочного положения того или иного завода. Самое правдивое, что можно услышать – это «низкий технический уровень» (в переводе на русский – брак). Никто не соглашается, что проблема – в головах директоров и менеджеров, в их взгляде на управление, в том числе – на управление качеством. На качественный товар всегда найдется покупатель. Только чтобы продать некачественное изделие, приходится просить «помощь».

Совершенно явным образом, по моему мнению, полное непонимание проблемы качества можно найти в одном из «знаковых» документов 2002 года – в «Концепции развития автомобильной промышленности России».[*] Среди множества интересных фраз там есть и такая: «…Одной из основных проблем, сдерживающих дальнейшее развитие автомобильной промышленности, является недостаточная активность потенциальных инвесторов и автомобильных компаний. Это в значительной мере определяет отставание отечественной автомобильной техники от современных требований по техническому уровню, надежности, безопасности, экологии и комфорту». То есть надо только дать денег – и все будет отлично. Данная фраза приведена в разделе «Современное состояние автомобильной промышленности России». К сведению, ни в этом, ни в других разделах «Концепции» нет акцента на то, что самая главная проблема, сдерживающая развитие автопрома – это крайне низкое качество самой автомобильной продукции, а также запчастей. По-видимому, авторы «Концепции» забыли и про тот факт, что тому, кто не умеет работать, никакой нормальный инвестор денег не даст, а никакой профессиональный инженер и технолог в сотрудники не наймется.

***

Помощь отечественным производителям должна быть оказана на некоторое, весьма непродолжительное время, и это естественно. Также она должна быть оказана молодым предприятиям. Так делали и делают целый ряд государств, включая Японию. Но помощь должна быть завязана с результатами деятельности предприятий в виде совершенно четких критериев удовлетворенности потребителей, технической надежности готовой продукции, количества дефектов на одно изделие, времени технологического цикла, величины складских запасов, объема продаж и пр. Если таких критериев движения вперед не будет, поддержка имеет шанс оказаться вечной. Соответственно, предприятие будет обречено вечно оставаться слабым и неполноценным. Не имея реальной опасности быть съеденным конкурентом, никто не будет развиваться. Это закон природы, который великолепно работает и в рыночных условиях.

Любой отечественный производитель, который производит и продает хлам – самый настоящий нахлебник, который кормиться налогами честных граждан, получая субсидии и льготы от государства, которые можно было бы пустить на фундаментальную науку, защиту природы и еще на кучу важных дел. Мало того, что он неэффективно расходует ресурсы. Лоббируя свои интересы в правительстве, он лишает потребителей возможности покупать то, что удовлетворяет их потребности лучше, служит дольше и работает экономичнее.

***

Представим себе, для примера, что производство российских термосов начало испытывать сложности со сбытом. Потребители увидели и попробовали товары конкурентов. Теперь никто не хочет брать агрегаты, которые закрываются только с десятого раза, постоянно текут, расписаны под Хохлому и формой похожи на пушечные гильзы (делались на оборонном заводе). Но государство все равно решило «поддержать» производителя отечественных термосов (налогами, пошлинами, лицензированием или другими мерами) так как оно не хочет, чтобы завод термосов разорился, а работники остались на улице. Поскольку замены термосам пока не найдено, а горячие продукты хранить где-то надо, потребители нехотя начинают покупать наши, отечественные изделия. Производитель, получив такую поддержку, понимает, что в ближайшее несколько лет ему опасаться нечего. Это на бумаге, когда просил милостыню, он обещал «модернизацию». Но зачем выполнять обещания? Это ведь так сложно – учиться работать иначе. Гораздо проще продолжать работать по-прежнему. За время «поддержки» руководство завода вполне сумеет заработать себе на достойную старость. Когда правительство сменится и поддержку (может быть) упразднят, уже будет поздно. Завод по сравнению с прогрессом, произошедшим в мире, окажется как папуас рядом с компьютером, и, конечно, будет вынужден закрыться. Лишь на время выиграет коллектив завода, да и то только материально. Работая по старой технологии, сотрудники утратят последние знания и опыт, поэтому на новую работу им устроиться будет сложно. Полностью проиграют потребители. Они будут вынуждены пользоваться старыми гильзами, на коленях дорабатывая огрехи инженеров, как давно в детстве, в кружке «умелые руки».

Получается, что для сомнительной защиты коллектива одного завода на страдания обрекаются все граждане страны. Для защиты одного автопрома все русские обрекаются на то, чтобы «в поте лица ремонтировать эти тачки». Не слишком ли это однобоко? Почему «интересы производителя» обсуждаются государством вполне серьезно, а «интересы потребителя» — нет? Не являемся ли мы все в первую очередь потребителями и только во вторую – производителями? Неужели производство какого-то жуткого дырявого термоса должно быть для государства более важным, чем чувство собственного достоинства потребителя, пользующегося этим термосом?

Лично я хочу пользоваться хорошими, качественными товарами. И мне безразлично, где они сделаны. Сделают наши – спасибо большое, куплю. Сделают иностранцы – тоже спасибо, куплю. При покупке товар следует оценивать не по стране-производителю, а по качеству, цене, функциональности, дизайну. Если в здоровой конкуренции с иностранными товарами наши товары выйдут победителями, разве не выиграем все мы — и потребители, и производители? Но если наши товары окажутся победителями в нечестной борьбе, с помощью непрекращающихся «поддержек» то выиграют только производители (и только на время), а мы, потребители — проиграем. Так какую же ситуацию выбрать? Где выигрывают все или только один? По-моему, нынешняя государственная политика по «поддержке» некоторых отраслей ведет к тому, что победителей, как в ядерной войне, не окажется вовсе.

***

Каждый, кто покупает плохой отечественный товар только потому, что он отечественный, совершает преступление против своей промышленности. Деньги потребителя – самый надежный индикатор качества. Каким образом производитель сможет узнать о том, что его товар плохой, как не по падению продаж? Ведь он не проводит опросов потребителей, не выясняет их удовлетворенность. Да и что толку опрашивать тех, кто, по доброте душевной, покупает даже тогда, когда недоволен?

А что такое некачественная продукция, как не брак? Производитель, сделав бракованную вещь, начинает думать, как от нее избавиться. Конечно, можно ее выкинуть, но это будет чистым убытком. Можно переделать, но на это тоже нужны деньги. Лучше всего попытаться ее продать по цене годной - вдруг кто-нибудь купит. И вдруг производитель обнаруживает, что бракованную вещь действительно кто-то купил. Он радостно потирает руки: оказывается, брак не приносит ему особых убытков, а наоборот, популярен. Значит, можно не вкладывать лишние деньги в переналадку линий, закупку нового оборудования, контроль качества сырья, поиск новых поставщиков! Гони брак и будет все в порядке! Настоящий праздник!

Покупая телевизор, мы хотим, чтобы у него была нормальная цветопередача. А нам пытаются продать такой, у которого на экране все лица – синие. Мы говорим – это брак и не берем телевизор. Но если нам пытаются продать автомобиль, и мы доподлинно знаем, что весь первый год будем, лежа у него под пузом, ликвидировать огрехи техников и проектировщиков, а через три года будем искать покупателя, чтобы успеть продать его, пока он не развалился? Почему в этом случае мы не говорим, что это - брак? Когда мы покупаем рояль, прекрасно понимая, что настройщика теперь придется прописать в своей квартире, – почему мы не говорим, что это – тоже брак? Когда мы покупаем фотоаппарат, на ощупь чувствуя, что с его угловатого корпуса даже не сняты заусенцы – почему мы не говорим, что это – такой же брак? Когда мы, покупая пиво и чувствуя по вкусу, что в него добавлен известный продукт животного происхождения, почему мы не устраиваем бойкот этой товарной марке на веки вечные?

Если потребитель не скажет производителю в лицо, что тот производит брак, производитель будет продолжать это делать. Если потребитель не скажет производителю в лицо, что его качественный товар упакован в настолько отвратительную упаковку, что смотреть страшно, производитель будет продолжать продавать товар в этой упаковке. Если потребитель не скажет производителю в лицо, что его качественный и красиво упакованный товар продают продавцы, которые хамят и обвешивают, производитель будет продолжать продавать товар через этот магазин.

Сказать же все в лицо производителю можно только одним способом — рублем, оставив его при себе и отдав тому, кто предлагает нам товар, достойный нас самих. Практика показывает, что очень мало производителей прислушиваются к пожеланиям покупателей «по-хорошему», анализируя удовлетворенность и собирая пожелания и жалобы. Пока в карман идут деньги, большинство фирм палец о палец не ударит, чтобы что-то изменить. Но разве станет покупать хлам тот, кто действительно ценит себя и дорожит теми деньгами, которые заработал? Разве жители великой страны могут опуститься до такого? И разве могут быть против повышения качества те отечественные производители, которые действительно готовы работать по правилам свободного рынка, где только деньги потребителей решают, кто в игре, а кто – вне игры?

То же самое относится и к работникам, которые месяцами не получают зарплату, но все же работают. Именно они во многом ответственны за плачевное состояние своих заводов. Им кажется, что они поддерживают предприятие на плаву. На самом деле, они жестоким образом губят его, так как приучают менеджмент к тому, что они – бесплатная и безропотная рабочая сила. На них можно ездить, пахать, сеять и жать, и при этом не кормить. Какое уж тут совершенствование товаров и услуг? Зачем, если есть бесплатные работники? А вот если люди скажут, что они прекращают работать, если зарплата не будет выплачена день в день? И никаких бесплатных выходных и сверхурочных? Может быть, это станет стимулом для движения вперед?

Давая возможность заработать тем, кто реально неконкурентоспособен, мы не даем им же самим возможность улучшить качество, и тем самым обрекаем их на гибель в скором будущем. Гибель непременно придет, когда на рынке появиться кто-то, с кем уже невозможно будет честно конкурировать с существующим товаром и сервисом. Такой конкурент обязательно появиться. Никакие пошлины и лицензии не вечны. Искусственные барьеры не способны защитить страну от качественных товаров из-за рубежа. Мировая история не знает случая, чтобы по-настоящему сильный производитель рано или поздно не отвоевал себе место под солнцем.

Лозунгом, направленным на реальный подъем отечественного производителя, должен стать следующий: «Покупайте качественное отечественное! Не покупайте хлам! Пусть тот, кто не повышает качество или немедленно задумается, или разорится!»

Так что поддерживайте хорошего отечественного производителя. Он ведь наш, родной. Но знайте меру. Не давайте ему повода отдохнуть на печи. Иначе все пропало.

[*] Распоряжение Правительства РФ «О Концепции развития автомобильной промышленности России» от 16.07.2002 N978

Сергей Турко


© 1998-2016, УПРАВЛЕНИЕ 3000
При использовании материалов сайта прямая ссылка обязательна.